Холо-система

в потоке

Холо-система

Алтайские походы

| 0 комментариев

Когда попадаешь на Алтай, тебя охватывает бесконечное многообразие красок, звуков и запахов. Снежные вершины устремлены в лазурное небо; кругом разноцветные осыпи и скалы, яркие узоры лишайников на камнях; под ногами — ковер из цветов и трав. Звуки реки и дальних водопадов сливаются с шумом ветра и запахом разнотравья.

И в сердце возникает тихая мелодия, которая сливается со всеми запахами, красками, звуками. Ты будто просыпаешься после долгого серого сна… Впервые на Алтай я попал в мае 1986 года. Мои друзья, зная, что я с детства рисую горы, предложили мне поехать с ними на Алтай собирать папоротник и заодно посмотреть на настоящие горы, которых я до этого видел только по телевизору и на фотографиях.

Реальность превзошла все мои самые смелые ожидания. И это несмотря на то, что это были лесистые сопки с отдельными скальными образованиями, с вершин которых не видно было высоких гор даже на горизонте. Собственно, сам сбор папоротника меня не очень вдохновил. Собрав его ровно столько, сколько было надо на обратный билет, я целиком сосредоточился на акварельных набросках и небольших путешествиях вокруг лагеря. Неизвестная мне ранее природа тайги пленила меня. Я мог часами в одиночестве стоять у родника, гулять среди моря цветов на полянах у подножья сопок. Меня нисколько не смущали бесконечные майские дожди и промокшая одежда. Это было чувство возвращения домой после долгого странствования, чувство впервые пережитого мира в собственной душе.

Тогда же я познакомился и с местным животным миром: как-то, взбираясь по скалам и раздвигая руками кусты смородины, растущей среди камней, я встретился нос к носу с шипящей гадюкой, страх пришел уже потом… «Здравствуй!!!…», внезапно само и сразу возникло в моей голове, змея успокоилась и лениво поползла от меня, и я счел за благо сменить курс. Потом я видел следы медведя у водопоя, а через неделю почти весь лагерь принимал участия в вытаскивании из меня первого клеща, которого я благополучно не замечал, по словам бывалых сборщиков, примерно две недели. У них же я узнал о свойствах лекарственных трав и научился заваривать чай из бадана.

Близкое знакомство.

Уже в Москве я попал в гости к туристам, которые по пятницам показывали у себя дома слайд-фильмы о своих походах. Там я впервые увидел виды Алтайского высокогорья и решил отправиться туда со своими друзьями самостоятельно.

Это был уже 1988 год. Нас было пять человек – два парня и три девушки. Мы уже тогда слышали, что самая красивая гора Алтая — это Белуха, а самая красивая река — Катунь, берущая свое начало как раз с ледников все той же Белухи. У этих же туристов мы узнали маршрут, скопировали карту-схему и отправились на Алтай вдоль Катуни к Белухе.

К реке Катунь мы подъехали уже ночью и разбили лагерь на песчаном берегу, искупались и впервые увидели звездное небо в горах. (Раньше из-за постоянных майских дождей и туманов я звезд почти не видел, а то, что было видно, не сильно отличалось от Подмосковья).

Оно и сейчас стоит перед моими глазами – бесчисленное количество звезд разного цвета и размера, а посередине Млечный путь. Звезды и созвездия казались связанными тончайшими прямыми линиями. Все это вместе производило впечатление разворачивающихся передо мною живых, зовущих пространств и вызывало чувство глубокого благоговения и детской радости.

С восходом мы двинулись по тропе вдоль реки.

Тропа обогнула скалу и вышла к обрыву над рекой… Восходящее солнце, уже пролившее краски восхода, мягким светом как бы открыло занавес над долиной; серовато-зеленая, бездонно глубокая лента реки среди еще не освещенных темных скал – таинство зарождающегося дня вызвало чувство парения и полета. Казалось, за спиной выросли крылья и можно разогнаться и взлететь, как уже не раз бывало во сне…

Через трое суток достигли деревни Тюнгур и по мосту перешли Катунь, далее мы шли вдоль реки, притока Катуни – Кучерлы. Белуху в этом году мы так и не увидели, так как пропустили нужный поворот на перевал Казуяк, ведущий на реку Аккем, находящуюся в соседней с Кучерлой долине. Возвращаться 20 километров не хотелось, а идти высокими категорийными перевалами мы тогда боялись. Но мы впервые в жизни увидели другие снежные вершины.

Лес закончился. Дорога вышла в широкую долину. Нас окутал опьяняющий запах полыни и впереди показались поля, окаймленные скалами почти до самого горизонта. А в просвете скал, над руслом реки, появились белые стражи – остроконечные снежные вершины…

И усталость куда-то исчезла, и путь показался не таким бесконечным, и силы удвоились.

В пути пили очень полезную талую воду и заваривали в ней алтайские травы. Там же мы научились проходить без отдыха с тяжелым рюкзаком много километров, то поднимаясь высоко вверх вместе с тропой, то «ныряя» вниз вместе с нею, и выработали для себя ритмы питания и отдыха.

Через две ночевки мы дошли до Кучерлинского озера.
После долгого и тяжелого подъема по каменистой тропе, по которой все время текут маленькие ручьи, открывается удивительно красивое голубовато-зеленое большое озеро, похожее на заполненную чашу, и зовущее омыть усталые тела и испить живой воды.

Но начавшийся, как потом выяснится, трехдневный ливень заставил нас повернуть обратно, так как мы потеряли в дороге часть полиэтилена, а остатка не хватало для эффективной защиты двух палаток. И на следующую ночь мы все сидели под дождем в насквозь промокшей одноместной брезентовой палатке. Потом, надев на себя мокрые вещи, пошли дальше, но вскоре дождь закончился, вышло солнце и нам удалось просохнуть и продолжить путь в относительном комфорте. С тех пор я еще долго брал с собою полиэтилена вдвое больше, чем было нужно.

Продолжение следует…

Фото Борис Волчек

https://vk.com/club101547674
http://www.vbob-massage.ru/
http://vbobb.livejournal.com/

10    2    0

Источник

Добавить комментарий